Из книги: Ночной огонь

Аронис всматривался в действие, обдумывая план. Там было больше трех десятков дикарей. Лобовая встреча была абсолютно бессмысленной, если только они не хотели прост покончить с жизнью. Плюс ко всему, они еще не могли найти признаков присутствия своих пропавших сельчан. В какой-то момент его раздумий, их внимание привлек сам вертел. Вождь оторвав кусок мяса и подняв его вверх что-то выкрикнул. В ответ дикари хором ему ответили и завыли словно стая диких обезьян. Вождь заорал еще громче и войны державшие вертел понесли его к жителям, которые тут же набросились на мясо, вырывая куски от туши и жадно запихивая их в рот. Предводитель жуя свой кусок с довольной ухмылкой победителя смотрел на свою дикую свору, освещенную ярким светом пламени большого костра. Насладившись действием он ушел в свой шатер.

Охотники в укрытии переглянулись и беззвучно согласовали план. Выждав еще немного времени, они как тени бесшумно переместились за большой шатер. Распороли кинжалом сзади шатра сшитые куски шкуры и проникли внутрь...

***
Когда А`Текс увидел, что было на вертеле, его лицо исказилось от омерзения. А когда вождь оторвал кусок, все тело странника содрогнулось от боли. Это были человеческие тела, зажаренные на костре. Он конечно слыхал легенды про дикарей, которые едят людей, но считал это сказками. Во всяком случае, в южной части леса, откуда он родом, бандиты и дикари имеют такой же рацион как и в его племени.

***
Зазвучал рев призыва к оружию и отряд из десятка дикарей побежал в сторону куда указал призывающий. А`Текс не видел куда они побежали - обзор закрывал пылающий шатер вождя - но понял, что охотников обнаружили и пара включаться в действие. Стрелы полетели из укрытия и точными попаданиями врезались в жизненно важные зоны тел дикарей. Те кто выжил под градом стрел, успели добежать до цели и зазвучали звуки битвы.

В тот момент когда последняя зажженная стрела вылетела из-за шатра, все селение охватывало пламя. Большая часть дикарей в панике бегали вокруг, в попытках что-то спасти или просто спрятаться. Но были и те кто бежал к месту сражения, взывая к силе боевым ревом и обнажая свое оружие. С десяток из таких воинов так и не смогли вступить в битву, уйдя в другой мир от стрел странника. Когда А`Текс отстрелил всех видимых врагов, пропуская безоружных метавшихся жителей, он рванул к месту битвы, понимая что там проходит не все гладко. И его мысли подтвердились, как только он приблизился. Аронис уже в одиночку отбивался от двух дикарей. Два его соратника были убиты и лежали вместе с поверженными противниками.

***

А`Текс ускорился и выпустив пару стрел в одного из трех дикарей, которые бежали к Аронису. А добежав до него, помог убить одного из двух врагов точным ударом томагавка по затылку.

- Не сдавайся - крикнул странник пробегая дальше наперерез к двум бегущим дикарям, которые уже занесли свои топоры для удара.

Аронис почувствовал прилив сил от загоревшийся надежды на спасение и прикрывшись щитом от удара противника, пробил ему челюсть своим одноручным топором. Дикарь взревел, наваливаясь всем весом на него, и успев воткнуть в плечо противника кинжал, повалил охотника на землю.

А`Текс ловко уклонился от удара первого врага и пробил ему томагавком по колену, отчего тот повалился мордой в землю. Столкнувшись со вторым, странник парировал его удары, держа впереди лук и словно не видимым щитом, отклоняя взмывающий топор в сторону от себя. А в нужный момент в бой снова вошел томагавк. Когда первый дикарь поднялся, его сородич уже бездыханно лежал на холодной земле. Корчась от боли в пробитом колене, он было хотел оценить ситуацию и понять, что делать - бежать или сражаться. Но не успел. Стрела А`Текса лишила его этой заботы.

Странник подбежал к Аронису, который выкарабкивался из под тела убитого врага.

- Надо уходить, пока другие дикари нас не нашли.

Хватаясь за нож, торчащий из его плеча, охотник молча согласился. Выдернув лезвие из своего тела он бросил его на землю и последовал за тем, кто уже дважды спас ему жизнь. Огненное зарево пылающей деревни светило им в спину, а рев и крики за спиной не давали ни на секунду сбавить темпа скорости побега.